Последний пост про Институт водных проблем

Всем привет!
Институт меня сегодня встретил отсутствием интернета. Прекрасный фон для последнего поста про него (Институт), как мне кажется.

И, конечно, он будет про зарплату. За редким исключением людям интересно читать про научные проблемы, нелёгкий путь свободного программного обеспечения в науке, ФАНО и Сколково. А вот про зарплату другого человека интересно узнать каждому.

К слову сказать, вчера я узнал, что мой блог читают и люди из руководства Института, поэтому считаю нужным написать короткое пояснение (disclaimer):

Я не считаю сведения о заработной плате конфиденциальными. Во-первых, научные организации ФАНО России имеют прозрачную схему начисления зарплаты, определяемую “Положением об оплате труда” от 24.12.2014. Несмотря на то, что этот документ является позорным для страны с великодержавными амбициями, установка базового порога зарплаты отталкивается исключительно от него. Во-вторых, сведения о финансировании по проектам РНФ и РФФИ также не содержат в себе коммерческой тайны, так как оба фонда ведут политику максимальной открытости и прозрачности (на самом деле нет), а оплата труда ученых категории “молодые сотрудники” там и вовсе приписана отдельной строкой. В-третьих, ни в моём трудовом договоре, ни в коллективном трудовом договоре (которого, к слову о дееспособности профсоюзов, нет с конца 2012 года) нет пунктов о неразглашении (их там и не может быть, так как это прямой вызов сотрудников ОБЭП с внеплановой проверкой). Конечно, профессиональная этика не позволяет мне раскрывать зарплату коллег, но раскрывать сведения о своей личной зарплате я считаю делом, находящемся исключительно в моей компетенции.

Ну, собственно, вот он, график распределения моей зарплаты по месяцам прошлого года плюс сведения за январь:

salary

Абсолютные значения я скрыл, красная линия – это средняя зарплата. Так уж сложилось, что средняя зарплата как раз примерно равна минимальной сумме, которая нам необходима чтобы платить за квартиру, покупать еду и платить за транспорт, и это примерно 74% от средней заработной платы по Москве.

В принципе, все не так плохо. Принцип регулирования финансового потока имеет схожую природу с регулированием водохранилища – вы накапливаете деньги в половодье период выплат вознаграждений по грантам, и спускаете их в межень остальное время года. Но человек не водохранилище (спасибо, кэп!). Период отрицательного баланса переносится очень тяжело – нервозность, стресс, апатия, вот это все. И если у вас есть небольшие накопления (спасибо, семья!), то это может несколько смягчить картину, но правда в том, что они будут заканчиваться.

На графике видно, что месяцев с отрицательным балансом девять (!), т.е. большую часть года мы ходим с настроением а-ля “все тлен”, “куда бы свалить”, “Аааааа”, а три месяца “баснословных денег” воспринимаются не как поощрение за труд и усилия, а как возможность залатать дыры и отложить что-нибудь на покупку штанов, т.е. удовольствия от этих денег нет никакого. Ну и что тут говорить, с “августовским пиком” в этом году мне повезло – Евгений Михайлович от него ничего не стал отрезать (видимо потому, что я его донимал этим с начала года), хотя изначально мне предлагалось отдать какую-то часть денег в местный стабфонд.

После окончания аспирантуры (ноябрь) меня перевели на полную ставку, но это не решило проблем, так как разница между полной и полуставкой как раз равна размеру аспирантской стипендии, которой я лишился. В довесок с Нового года мне стали платить “надбавку за молодость” (чуть меньше полставки) и “за помощь Диссовету” (чуть больше полставки), поэтому общая базовая зарплата сейчас у меня почти 2 ставки м.н.с. В момент, когда я это писал, вспомнил, что мама иногда работала на 3 ставки (!), а я не мог понять как это вообще физически возможно, притом что богато пожить нам так и не удалось.

Я сейчас это пишу и больше никогда не буду к этому возвращаться. Если вы молодой сотрудник, то, приходя работать в Институт водных проблем, вы должны прекрасно понимать, что ваша зарплата будет ниже приемлемого минимума большую часть года, и если вам повезет участвовать во множестве грантов и госконтрактов, то по результатам года ваша средняя зарплата может оказаться и на хорошем уровне. Но это как повезет. В Институте есть только 2 (ну ладно, пусть 3) Лаборатории, которые могут обеспечить вам нормальный доход, и их все знают (если хотите узнать, то с удовольствием поделюсь сведениями в личке). Отбросьте иллюзии, ради (такой, этой) науки вам придется чем-то пожертвовать. Мне кажется, что молодым ученым особенно важно знать правду, либо знать какой-то характерный чужой пример, и пусть это будет мой пример, слава богу он не лучший. А то больно смотреть на людей, которые на вопрос про зарплату слышат “Ну вот ставка + деньги с грантов”, а сколько их, этих “денег с грантов” никто точно сказать вам не сможет. Еще все будут говорить “мы стараемся поддерживать молодежь”. И в каком-то смысле это будет правдой, редкие надбавки от Института бывают. И мне не понять негодование ребят из ИО РАН о том, что у них забрали 60%-ную надбавку “за молодость”, потому что такой надбавки у нас никогда и не было (хотя должна была быть в соответствии с распоряжением тогда еще (2010 год, кажется) правомочного Президиума РАН).

Если Вы поедете работать в Европу (даже в Восточную), то вопрос вашего финансирования будет максимально открыт, а детальное его обсуждение ни у кого не вызовет неловкости. И я считаю такую практику полезной и правильной. Да, пусть мало, но это повод совершенствоваться, повод сидеть с утра до ночи за работой ради роста своей позиции в дальнейшем. А когда ты в магазине высчитываешь удельную стоимость курицы и рассчитываешь хватит ли тебе денег до следующей зарплаты если ты будешь есть не половину куриной грудки в день, а четверть, то это уже КРАЙ.

И вот находясь на этом краю я хочу сказать, что никогда не был так близко к тому, чтобы уволиться. По семейным обстоятельствам я не могу этого сделать непосредственно сейчас, но смогу сделать в начале лета. Буду ли я жалеть? Да, ведь мне действительно нравится заниматься наукой.

Также хочу в конце сделать заявление: больше никаких сборов показателей публикационной активности, аспирантских лекций, совета молодых ученых и проч. Текущие проекты я, конечно, доведу до конца, но за новые браться не буду. Не могу больше находить силы на все эти дела, и с этого момента буду занимать типичную для Института позицию “я тут за копейки работаю потихонечку, вы уж меня не трогайте, будьте так добры”. По моим наблюдениям, именно к таким людям в Институте самое доброжелательное отношение.

Апдейт после встречи с зам.директора:

Почему-то у руководства складывается ощущение, что я очерняю своими заметками Институт. Да, я не могу сказать, что это “мой” или “наш” Институт, для меня он скорее “этот” и “тот”. Может быть потому, что я перегорел, а может быть (совсем чуть-чуть) из-за того, что каждый день мне приходится слышать про козни Госдепа, Джен Псаки, Обамку, нормальность двушечки для Pussy Riot и смерти для журналистов Charlie Ebdo. Я никогда не высказывал претензий к научной деятельности Института, хотя даже из публикаций видно, что многие ученые забросили читать свежую литературу, про посещение работы я вообще не говорю. Но в Институте полно людей у которых вы смогли бы написать и защитить кандидатскую, причем на хорошем уровне. Мне не нравится то, что нет “системного взгляда” на состояние Института, не производится даже попыток признать проблемы и начать работу по их разрешению. Да, на моих глазах происходили (и я надеюсь будут происходить и потом) положительные изменения, но их явно недостаточно. Причем все эти изменения зачастую инициируются и продвигаются одной и той же группой людей, в пресловутом “ручном режиме”.

Институт разочарован во мне, я разочарован в нем. Так и живем, кароч.

P.S. Сидел бы если молчал, пыхтел, попивал чаек, все бы говорили “какой хороший мальчик”, и не было бы “как мы разочарованы”, “так надеялись, а ты вот он какой”. Хорошо хоть в глаза “пятой колонной” и “либерастом” не называют (за спиной-то понятно, даже евреем зовут).

Advertisements

38 thoughts on “Последний пост про Институт водных проблем

  1. Санька

    Тема раскрыта полностью, максимально точно передан спектр эмоций, испытываемый при размышлениях о зарплате в РАН.
    Отдельно порадовало, что эти заметки читаются руководством Института. Не зря, надеюсь.

    Reply
  2. Oxana (@OTamiblack)

    Гоша, спасибо тебе большое за этот блог, вот что я думаю. Ты единственный человек, который пишет о тех проблемах, с которыми я постоянно сталкиваюсь, но о которых даже говорить уже перестали. Мне со стороны своей еще более печальной ситуации (как мне кажется в беззаработный зимне-весенний период каждый год) очень хочется слышать о том, что происходит у моих коллег, приятелей. Так как я по природе своей социофобна и не вхожа в тусы молодых ученых-гидрометеорологов, то на самом деле твой блог – единственный источник информации о том, как живут молодые ученые в реальности.
    Зарплата – это очень стыдно. Первая зима после того, как я ушла из офиса, и мои денежки стали “уменьшаться”, а к лету запас достиг 40 тысяч (в месяц платила 16, а на з/п только еда), была очень страшным временем в психологическом плане, всё как ты пишешь, только приправленным большим количеством эмоций. А сейчас чем больше таких зим накоплено – тем больше уверенности в том, что это не страшно.
    Конечно же, главный вопрос в том, готов ли ты так жить дальше (и сколько). Снова
    А руководство в корне неправо. Привыкли всё прятать и замалчивать, не выносить позор вовне, свыкнется-слюбится. Не свыкнется, всегда будут молодые научные бомжи, пока будут такие оклады.

    Reply
    1. Санька

      Научные бомжи? Это даже правильно с какой-то стороны: как ещё внедришь науку в нижние социальные слои…

      Reply
      1. Georgy Ayzel Post author

        Вспомнилось, что у меня документы в МГУ не хотели брать именно из-за того, что я официально был “БОМЖ” (не было действительного штампа с пропиской в паспорте).

    2. Georgy Ayzel Post author

      Ух, нормально так подытожила! Видишь, если бы у меня получилось в свое время подать (и выиграть) заявку на “Мой первый грант”, может этих постов и не было бы. За прошедший год у меня ничего не складывалось с заявками на премии и стипендии (хотя я старался), а сейчас финансирование сокращают, так вообще не знаю будет ли шанс. Буду следить за ситуацией, попытаюсь пока подтянуть “базу”, а то географическое образование не дает повода считать себя по-настоящему хорошим специалистом.

      Reply
  3. Павел Шабанов

    Я полностью поддерживаю твою точку зрения на прозрачность зарплаты. Я вот одного не понимаю: фигли я по правилам НЕ подписываю или подписываю без гарантий бумагу, где я согласен участвовать в заявке на грант? Фигли смету определяет ОДИН человек – ответственный исполнитель? И главное, что такая херня узаконена и считается нормой?
    В общем, оплата труда в РАН, как и в МГУ, полная чушь собачья. Не деньги, которые там РЕАЛЬНО есть, а сама система распределения материальных благ.

    А меры по оздоровлению могут быть выражены так: “Резать к чертовой матери”.

    1) Сократить штаты сотрудников;
    2) уйти от кафедрально-лабораторного принципа организации;
    3) провести существенное омоложение научно-руководящего состава (молодые доктора нам на что?) и сотрудников (что, увы, приведёт к массовому сокращению работающих пенсионеров);
    4) отделить управляющие и научные функции в рамках отдельного учёного (никаких директоров/ректоров, он же зав.лаб./каф.);
    5) расширить РЕАЛЬНУЮ автономию начальства среднего звена (если зав. лаб. подписал пропуск, то никаких доп. виз), в том числе и при наёме на работу (если разговариваем с зав. лабом по поводу трудоустройства, то с ним же и обговариваем конкретную зар. плату, а не с отделом кадров-директором и т.д.)
    6) Брать не на ставки, а на нормальные рабочие контракты с ясными целями и конкретными проектными задачами (должны быть официально заряжены в институтах).

    Можно ещё много чего написать, но это минимум. Лучше быть лучшим в одном, чем серостью везде.

    Reply
    1. Georgy Ayzel Post author

      Подпишусь под каждым пунктом. Добавил бы только введение реальных показателей kpi как для сотрудников, так и для зав.лабов/директоров. Короче пришло время Agile и Scrum для управления научными проектами!

      Reply
    2. Fedor Gippius

      Во-первых, спасибо Гоше за отличный текст! Зарплата бюджетных работников (причем не только в науке!) действительно должна быть публичной – чтобы мы видели в каких пропорциях и на что расходуются наши налоги.
      Паша, маленький вопрос к твоим соображениям – чем в рассматриваемом контексте плох кафедрально-лабораторный принцип организации?
      Ну а по поводу осведомленности начальства среднего звена финансовой стороной вопроса могу дать такую зарисовку – когда я ввиду окончания аспирантуры становился н.с. на кафедре, заведующий не смог назвать мне примерный размер должностного оклада. Или постеснялся 🙂

      Reply
      1. Павел Шабанов

        Ну МГУ это еще хлеще, чем РАН. В универе вообще нет соответствия между рабочими часами и ставками на кафедре. У кафедры есть план, который она должна выполнить. Как кафедра закроет все часы с помощью установленных ставочных лимитов(нельзя просто так взять и получить доп. ставку даже если горит план). Учебная нагрузка не играет доминирующей роли, как в других минобровских вузах, где преподаватель должен выбрать нагрузку, отработав тем самым свою ставку. А в МГУ просто план. И читай как хочешь.
        Сам в шоке!

      2. Павел Шабанов

        Про кафедры/лаборатории можно говорить вечно.
        Если кратко, то в современном состоянии лаба не имеет чёткого стимула к работе (не из-за отсутствия денег). Сейчас сама по себе лаба первичнее работы лабы. Поэтому можно иметь депрессивные лабы и не развиваться. Лаба имеет определённое число ставок, которые сложно перемешать (слить в одну), либо получить новые/изменить. Это не соответствует нормальной схеме финансирования, когда штат набирается по принципу занятости. А занятость, реальные задачи, могут стоять только перед структурами, которые работают и нацелены на реальные и конкретные проекты и сферы.
        Лабы же созданы по-другому принципу, по принципу “фундаментальности” направления. Сейчас приходится признавать, что многие направления не востребованы, поэтому нуждаются в слиянии, сокращении и т.д. В таких реалиях нужно реформировать кафедры. Но это вечный велосипед: завтра отвалится ещё одно направление и возникнет два новых, значит опять надо всё переименовывать, перераспределять и так далее. А итог оставления как есть – куча слабых лаб, в которых никто не хочет работать даже за нормальные деньги, так как кашу там не сваришь.
        Но суть упразднения кафедр не в переименовывании и не , а в свободе научной работы. У нас к кафедрам и лабам привязаны конкретные научные направления, темы, классификаторы. Физики и лирики получают возможность расти в отдельных загончиках и не контактировать с окружающими. Это губительно для науки.

      3. Georgy Ayzel Post author

        Паш, на самом деле тебе бы неплохо свое виденье изложить в виде статьи или хотя бы презентации (как с python в гидрометеорологии). Я бы с радостью прочитал, ну и площадку для выступления мы тебе тоже предоставим!

  4. Павел Шабанов

    Я это знаю, ты это знаешь, ребята это знают.
    А как начнёшь говорить с ответственными людьми, так все сразу скажут, что “всё хорошо, прекрасная маркиза!”, зачем всё менять? Ведь нужно просто не мешать учёным и дать и им денег побольше…

    Reply
  5. Григорий

    Ты молодец, Гоша!
    Руководство института реагирует на твои посты точь в точь как наши гос.чиновники реагируют на фильм “Левиафан” – “это антиотечественная позиция! Предатель!”О проблемах нужно говорить! Иначе они навсегда останутся проблемами. Но шкурный интерес им, естественно ближе: когда ты говоришь о проблемах во всеуслышание, руководство боится, что возникнет справедливый вопрос: если руководство института не может с проблемами справится – зачем оно руководит институтом? В институте провальная кадровая политика, неконкурентоспособные зарплаты и перспективы их роста (что для молодого человека особенно важно), много непродуктивных пенсионеров, которых, как и нашу нынешнюю власть, интересует лишь сохранение status quo. В институте есть замечательные и активные учёные (в том числе и среди руководства), но поскольку отсутствуют грамотные системы мотивации и стимулирования, а система kpi определена чиновниками и де факто не предусматривает сокращение кадров за проф непригодность, то нормального развития института не происходит. Ротация кадров в институте осуществляется не административными методами, а, скорее, биологическим путём. И, честное слово, для блага института – лучше б его возглавил Болгов, по-моему он там самый жёсткий управленец.

    Reply
    1. Georgy Ayzel Post author

      С Михаилом Васильевичем не работал, никак прокомментировать твою позицию не могу. Даже и придумать не могу (на самом деле могу, но уж точно писать об этом не буду) какие решения совершенно точно вывели бы Институт из затяжного кризиса. Единственное, что приходит на ум – отмена положения, по которому в Институте есть определенное количество ставок, под которое выделяется финансирование. Oh wait… Так такой системы в ФАНО и нет, Котюков отдельно это комментировал на встрече с учеными Новосибирска. Т.е. у руководства на самом деле есть карт-бланш расходования средств, а kpi в виде статистики публикационной активности так или иначе придет в каждый институт. Но это слишком радикальный шаг. Намного проще ведь оставить все как было и смотреть что будет, тем более, что “все не так плохо”, “вот в 90х было хуже”, “положительные изменения есть” и т.д.

      Reply
      1. Павел Шабанов

        +50 коп.
        Опять же пресловутые ставки, без которых невозможно содержать лаборатории и отделы. Что ж у нас за лаба, когда там при грамотной финансовой политике надо почти всех уволить? Нельзя так просто иметь 3-4 человека на лабу. Это же позор!

  6. Павел Константинов

    Особенно оригинально смотрятся комментарии Паши про МГУ, в котором он ни дня не проработал, а трудится в одной из самых богатых лабораторий в РАН в принципе )))

    Reply
    1. Georgy Ayzel Post author

      Так, никакого холивара между МГУ и РАН, а то сейчас с денег переключимся на то что кто сделал в науке за последние годы, в том числе в рамках адских мегагрантов. У нас тоже есть одна там самая богатая лаборатория, так она на общем фоне только богатая, а на уровне московских зарплат еле дотягивает до среднего. Денег не будет хватать никогда и никому

      Reply
      1. Павел Шабанов

        Холивара не будет. =)
        У меня информация прямо с МехМата МГУ. Про кухню геофака лучше пусть говорят другие, я там и правда ни одного дня не проработал.

    2. Павел Шабанов

      Ну в Стекловке, например, официальные оклады сильно выше, чем у нас.
      Кстати, про з/п: http://lj.rossia.org/users/tiphareth/1656791.html
      И думаю, что с учётом разных источников физики нас сделают в ноль. Хотя никто не отрицает наличия в ИО Мегагранта и нескольких РНФ. Всё открыто, всё прозрачно.

      Reply
  7. Павел Константинов

    Да никакого холивара, просто я при полном уважении к дорогому Паше критикую следующие положения:
    1. “в современном состоянии лаба не имеет чёткого стимула к работе”
    2.”в универе вообще нет соответствия между рабочими часами и ставками на кафедре.”

    Reply
    1. Georgy Ayzel Post author

      Ну Паша вот про что, как мне кажется:
      1. Стимула к работе нет, потому что есть фиксированная ставка и непрозрачная система бонусов, прямой связи между производительностью и зарплатой нет.
      2. Ну почти то же самое: есть ставка и ты можешь работать 10 часов в день, а можешь 4 часа в неделю, зарплата от этого изменяться не будет.

      В итоге все сводится к тому, любишь ты свою лабу или нет. Готов терпеть или нет. Будешь спрашивать или промолчишь, надеясь на справедливость. Восторженная влюбленность в профессию (читай кафедру, лабу) вообще свойственна (почти)всем выпускникам геофака.

      Reply
      1. Павел Шабанов

        Да, системная проблема идёт из советского принципа: “Сколько не работай, а выше 120 руб. не прыгнешь”. Сейчас это вроде не так – сколько грантов выиграл, столько и получаешь зарплату (деньги получаешь, правда, неравномерно).
        Но! Это с точки зрения того, кто распределяет деньги, то есть ответственного исполнителя. Понятно, что ответственными исполнителями все не могут быть, а гранты либо маленькие (РФФИ), либо огромные (МЕГА) для работы нормальной группы учёных из 3-5 позиций. Либо ничего, либо всё.
        В условиях, когда я не могу подать на грант в обход зав.кафа/лаба и директора, то есть напрямую формировать свою з/п, коррупционный вклад и лобби научных взглядов имеют место быть. Когда деньги небольшие, то всё фигня. А вот попробуй согласовать заявку на грант размером в 10 млн руб. не так, как мыслит начальство. Ну оно и понятно: кто деньги платит, тот и науку определяет. Нафига мне руководство зав.лаба, если какой-нибудь н.с. даёт 90% процентов фонда зар. платы лабы?
        А просто исполнители (коих большинство) не имеют прозрачных и независимых механизмов формирования зарплаты (а если брать шире, то и закупать то, что ему кажется необходимым в плане оборудования, реактивов, т.е. все эксперименты должны идти через главное научно-экономическое лицо. Быть независимым в такой ситуации очень-очень-очень сложно), и стимулы к работе базируются на устных договорах и отношениях с ответственным исполнителем. Если они хорошие (“любовь на кафедре/лабе”), то всё ОК. Если их нет или они плохие (“холивар на кафедре/лабе”), то низшие звенья испытывают жгучее желание сменить место работы. Любовь или ненависть.
        Хотя наука – это про интерес, а не про деньги.

        Про любовь – это да =). Всё-таки Alma mater!

    2. Павел Шабанов

      Я рад, что к обсуждению подключаются научные сотрудники университетов! На юбилейной конференции ВНИИГМИ-МЦД в прошлом году представитель РАН Зайцева Н.А. (автор учебника по аэрологии) сгоряча сказала: “Вузовской науки нет!”
      Я с ней не согласен в корне и пример хотя бы только МГУ уже опровергает этот приговор.
      Паш, было бы здорово, если бы ты прояснил ситуацию с часами и ставкой/зарплатой на геофаке. Какие нагрузки, какие требования к занимаемой должности и т.д.

      Reply
  8. Павел Шабанов

    Костяк у тебя в блоге 😉
    Я сам до конца не понимаю, как оно надо. Ясно, когда идёт неадекват, а вот как наладить (то есть создать условия для развития будущего) пока не очень ясно. Но ты прав, пора писать =)

    Reply
  9. Pingback: Итоги недели (9 — 15 февраля) | Georgy Ayzel procrastination history

  10. Денис Шмелев

    Гоша – “Мой первый грант” – тоже не очень то и поможет (хотя как его тратить). у меня он был в 2012-13 гг, я на зарплату себе взял только 1/6 от него, а все остальное ушло на реальные затраты по гранту (у меня с него были билеты на две экспедиции – на Колыму и до Кейптауна – в Антарктиду). Так что если по грантам РФФИ реально работать, а не списывать их на зарплату – то это копейки (а ведь там, где-то, сидит еще аналитика по образцам, и орг. сопровождение проекта, и всякие налоговые отчисления, в том числе и с зарплаты)…а про МГУ…у меня за 3 года аспера 5 ВАКовских статей (дай бог к лету будет 7), и я так понимаю, что это больше, чем у большинства народу у меня на кафедре, но о ставке я и мечтать не могу, т.к. а) ставок нет; б) “я ж не москвич”, а в МГУ требуется московская прописка, в) а ведь еще есть борьба за минимальную зарплату научно-преподавательского состава МГУ (мол, она должна быть от 90 тыс), в результате чего молодежь просто не берут на работу, что бы не портит статистику….и ах да – почти вся социальная поддержка в МГУ для молодых ученых/преподавателей – только при наличии московской прописки… так что от лицемерия нашего “научного руководства” (я имею ввиду людей уровня от зав. лабораторий – деканов и прочее), которые радостно рапортуют о “привлечении молодых в науку и их поддержке” порой просто уши вянут

    Reply
    1. Georgy Ayzel Post author

      Спасибо за развернутый комментарий, Дэн! РФФИ в своё время закрыли гранты на поездки зарубеж на конференции, теперь вот “мой первый грант”. Есть РНФ, но там нас 16 исполнителей, сильно не разгуляешься. Лучшей альтернативой видится postdoc за бугром, либо ” нормальная работа”. Про фактор прописки в МГУ… Ну это просто стыд и срам

      Reply
  11. Pingback: Институт водных проблем и online education | Georgy Ayzel procrastination history

  12. Pingback: Тайная зарплата (пост-вопрос) | Georgy Ayzel procrastination history

  13. Pingback: Моя карьерная лестница в ИВП РАН | Georgy Ayzel procrastination history

  14. Pingback: Последний пост про Институт водных проблем номер 2 | Georgy Ayzel procrastination history

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s