Сны о чем-то большем (Жаба vs Гадюка, раунд 2)

Всем привет!

Это продолжение первой части рассказа про жабу и гадюку, посвященную противостоянию МОНа, ФАНО и РАН.

Итак, в первой части мы узнали, что вся склока между жабой и гадюкой из-за того, что чиновники из ФАНО и МОН не могут разобраться по какой схеме им сокращать численность научных сотрудников. ФАНО ратует за схему “светофора” – когда неэффективные сотрудники будут уволены (или переведены на внебюджетные ставки) в соответствии с результатами оценки их публикационной активности, МОН же настаивает на “финансовом” выдавливании сотрудников, когда для поддержания уровня установленных зарплат просто не хватит бюджетных денег.

А зачем вообще сокращать численность научных сотрудников?

Главная причина — низкие результаты публикационной активности. Чиновники хотят стимулировать уже успешных ученых развивать свои научные школы и выводить российскую науку в топ хотя бы по некоторым направлениям. От угасших и находящихся в стагнации научных школ предлагается отказаться и полностью их вывести из штата научных работников.

Что преследуют чиновники?

Несомненно, что сценарий повышения KPI после “оптимизации” численности (увольнения) им видится так:

  • штатная численность падает в 2 – 2,5 раза
  • безработица тем не менее не повышается (что также является важным KPI), т.к. уйдут люди пенсионного возраста (за редким исключением)
  • зарплата возрастает в два раза (этот KPI всем капэайям капэай, так как выполнение “майских указов” прежде всего к чемпионату мира выборам 2018 года)
  • публикационная активность падает незначительно
  • при этом многократно повышается “потенциал роста” показателей публикационной активности за счет введения практики “эффективных договоров”, обязывающие ученых соблюдать план по результатам научной деятельности

Неужели сокращение численности в два раза не приведет к существенному падению показателей публикационной активности?

Нет, не приведет. Если брать уже давно устаревшую информацию по публикационной активности сотрудников нашего Института, то картина будет следующая:

Total 2yr
100% 50% 100% 50%
average 50 91 16 29
median 3 11 1 5
sum 6300 6280 2030 2020

TOTAL – общая цитируемость научного сотрудника за все время; 2YR – цитируемость за последние 2 года; average-median-sum – среднее, медиана и сумма по рядам 100% численности и 50% численности, соответственно.

Тут даже тестов на сравнение средних делать не нужно – сразу видно, что значимым образом они не отличаются. К слову сказать, почти все молодые сотрудники Института вылетели из топ-50% – вот что дает бездумное применение анализа публикационной активности. Ну и безумное увеличение средних показателей тут тоже без всяких тестов видно. Вот таким нехитрым образом мы получаем высочайшие KPI от сокращений в науке.

Есть ли какие-нибудь примеры радикального перестроения науки в других странах? На что нам ориентироваться?

Давно, летом 2012 года, я был в Словакии, ее в пример и приведу. Конечно, сравнение мягкого с теплым, но по радикальности путей реформировании примеры вполне схожие. В Словакии во времена ОВД была сильная Академия наук, которая и сейчас номинально продолжает свое существование, но ее функции сводятся почти исключительно к экспертно-аналитическим (ничего не напоминает?). За месяц пребывания там я наслушался историй о безжалостном сокращении и проклятых капиталистах. Штат Института гидрологии был сокращен, например, в 2,5 раза. Другим повезло и того меньше.

Все последующие данные я взял из статьи:

КИРИЛЛОВА ОЛЬГА ВЛАДИМИРОВНА, СОЛОШЕНКО НАТАЛИЯ СЕРГЕЕВНА СРАВНИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ РОССИИ И СТРАН ВОСТОЧНОЙ ЕВРОПЫ ПО ПУБЛИКАЦИОННОЙ АКТИВНОСТИ И ЦИТИРОВАНИЮ // Вопросы образования . 2012. №1. URL: http://cyberleninka.ru/article/n/sravnitelnyy-analiz-rossii-i-stran-vostochnoy-evropy-po-publikatsionnoy-aktivnosti-i-tsitirovaniyu (дата обращения: 14.07.2015).

Данные не очень свежие, но ссылочки на первоисточники меня убедили.

Начнем с таблички, описывающей траты на науку:

Страна Доля ВВП на исследования и разработки Изменение доли ВВП
% 2009 по отн. к 2001
2001 2002 2003 2004 2005 2006 2007 2008 2009
Россия 1,18 1,25 1,28 1,15 1,07 1,07 1,12 1,03 н/д -12,7
Словакия 0,63 0,57 0,57 0,51 0,51 0,49 0,46 0,47 0,48 -23,8

Знаю-знаю, рендер таблицы ужасный. По содержанию тут все ясно и без пояснений.

Теперь сравнительная динамика числа публикаций:

Страна Публикации Динамика, %
2001-2005 гг. 2006-2010 гг.
Россия 127937 118869 -7,1
Словакия 10198 11839 16,1

Видим, что немного, но число статей у словацких исследователей увеличилось. Ладно, писать стали больше. А что там с цитируемостью?

Страна Цитирования Динамика, %
2001-2005 гг. 2006-2010 гг.
Россия 258172 280697 8,7
Словакия 26582 42544 60,0

Здесь же совсем безумный рост. Предполагаю, что из-за мании самоцитирования и перекрестного цитирования. Если отбросить саморекламу, то тем не менее рост все-таки будет, например, из-за повышения заметности в новых публикациях, доля которых растет.

Так удалась ли реформа науки в Словакии?

Да, но не так, как все рассчитывали. У них абсолютно те же проблемы — в науку не идут, либо уходят сразу после защиты диссертации, средний возраст на границ пенсионного, зарплата существенно ниже, чем в частном секторе.

Когда мы уже поговорим о деньгах?

Через месяц после опубликования рекомендаций МОНа (о них в первой части) Профсоюз РАН провел исследование, направленное на оценку масштабов сокращений. Общая схема расчетов была предложена достаточно грубая, но общее представление все-таки передающая. Дословно ее продублирую здесь:

  1. Для определения числа выдающихся ученых в институте предлагается выделяемую на их обеспечение минимальную сумму (15% от всего финансирования института) делить на установленную для них в Методических рекомендациях минимальную зарплату – 4 средних зарплат (СЗП) по региону (если в регионе она ниже чем по России, то 4 средних по России) с начислениями.
  2. Для определения числа остальных ученых, на содержание которых в институте хватит денег, предлагается считать, что на их зарплату будет направлено 50% всего финансирования. Эту цифру делим на их среднюю зарплату с начислениями, получаем допустимое число ученых. Среднюю зарплату рассчитываем следующим образом: для оценки зарплаты МНС, лаборантов, стажеров устанавливаем к СЗП по региону повышающие коэффициенты, равные 1 (меньше нельзя). Для СНС, ВНС, ГНС, завлабов вводим коэффициенты от 1,5 до 2,2. В итоге средняя зарплата научного сотрудника должна составлять примерно 1,5 СЗП в регионе (или 1,5 средних по России).
  3. На оплату коммунальных платежей и эксплуатационных расходов института берем 10% (Сейчас на них из бюджета идет 15-20%, что покрывает примерно 40% необходимых расходов по этим статьям). Но так как введение Методических рекомендаций предполагает массовые сокращения, институты «сожмутся», и траты на их содержание станут меньше.
  4. На исследования (материалы, оборудование, содержание приборов, чистые помещения, центры коллективного пользования, командировочные, метрология и аттестация приборов и т.д.) – тоже 10%, это необходимый минимум. Зарплата вспомогательных служб и ненаучных сотрудников – 15%. Для определения количества этих работников принимаем их СЗП за 80% от СЗП по региону (или от средней по России), что немного для квалифицированного персонала.

Пример расчета для Института общей физики РАН (мы с ними в одном здании, кстати):

  • Финансирование– 472,9 млн. руб. (в 2015г. план – 410,5 млн. руб., с учетом секвестра – 390,4 млн. руб.)
  • СЗП в регионе – 61,4 тыс. руб.
  • На великих ученых 15% – 70,94 млн. руб. (предполагается, что все деньги идут на зарплату). Зарплата одного (с начислениями) – 4 СЗП по региону. 61,4 тыс. руб. х 4 х 12 х 1,32 = 3,9 млн. руб. Институт может иметь (70,94: 3,9) 18 человек.
  • На зарплату других ученых – 50% от общего финансирования – 236, 6 млн. руб. Используя коэффициент 1,5, получаем СЗП одного ученого – 61,4 тыс. руб. х 1.5 х 12 х 1,32 = 1,46 млн. руб. в год. Институт может иметь (236,6: 1,46) 162 научных работника. С учетом 18 великих в ИОФ РАН после введения рекомендаций останется 180 ученых.
  • 10% – на коммунальные и эксплуатационные расходы института – 47,3 млн. руб. (эта сумма покроет в лучшем случае 40% таких расходов).
  • 10% – на исследования – 47,3 млн.руб.
  • 15% – зарплата вспомогательных служб и ненаучных сотрудников – 70,94 млн. руб. Берем для оценки 80% от СЗП по региону (это немного для квалифицированного персонала), получаем 49 тыс. руб. в месяц. Годовая зарплата с начислениями – 778 тыс. руб. Остается 91 сотрудник.
  • Всего в ИОФ РАН останется 253 сотрудника.
  • Нормативная численность сегодня – 841 чел.

Попробуем теперь посчитать то же самое для Института водных проблем РАН:

  • Финансирование– 103,5 млн. руб. (данные 2013 года). Напомню, что в 2014 году Институт водных проблем финансировался из семи черных прямоугольников (почти как Чечня):

  • СЗП в регионе – 61,4 тыс. руб.
  • На великих ученых 15% – 15,53 млн. руб. (предполагается, что все деньги идут на зарплату). Зарплата одного (с начислениями) – 4 СЗП по региону. 61,4 тыс. руб. х 4 х 12 х 1,32 = 3,9 млн. руб. Институт может иметь (15,53: 3,9) 4 человека.
  • На зарплату других ученых – 50% от общего финансирования – 51,75 млн. руб. Используя коэффициент 1,5, получаем СЗП одного ученого – 61,4 тыс. руб. х 1.5 х 12 х 1,32 = 1,46 млн. руб. в год. Институт может иметь (51,75: 1,46) 36 научных работника. С учетом 4 великих в ИВП РАН после введения рекомендаций останется 40 ученых.
  • 10% – на коммунальные и эксплуатационные расходы института – 10,35 млн. руб. (эта сумма покроет в лучшем случае 40% таких расходов).
  • 10% – на исследования – 10,35 млн.руб.
  • 15% – зарплата вспомогательных служб и ненаучных сотрудников – 15,53 млн. руб. Берем для оценки 80% от СЗП по региону (это немного для квалифицированного персонала), получаем 49 тыс. руб. в месяц. Годовая зарплата с начислениями – 778 тыс. руб. Остается 20 сотрудников.
  • Всего в ИВП РАН останется 60 сотрудников.
  • Нормативная численность сегодня – 230 чел.

Итого получаем сокращение численности научных сотрудников в 4 (!) раза.

В примерах, приведенных профсоюзом РАН сокращение численности сотрудников оценивается от 2 до 3,5 раз. Такой секвестр может найти поддержку только у радикально настроенных молодых ученых 🙂

Вообще лично мне очень сложно даже представить годовую зарплату в 1,5 млн. руб. Сразу начинаю тонуть в мире сладких грез, радуг и единорогов. Только подумать, это же не нужно будет держать в уме цену курицы и молока, чтобы рассчитать баланс на следующий месяц!

Ну и напоследок вопрос к залу: почему для того, чтобы поднять зарплату в два раза, нужно сократить численность в 4 раза? 🙂

P.S. Напоминаю, что в четверг я собираюсь пойти сдавать кровь в ФНКЦ им. Димы Рогачева. Велком всем, кто хочет присоединиться!

Advertisements

5 thoughts on “Сны о чем-то большем (Жаба vs Гадюка, раунд 2)

    1. Georgy Ayzel Post author

      На этой площадке у меня противостояние R vs Python 🙂 У многих такая обречённость, типа “будь что будет” и “пропади оно все пропадом”

      Reply
      1. Павел

        Интересно, а какой процент уже задумался об альтернативе науке? Вот куда можно пойти гидрохимику? Или физику атмосферы?

      2. Georgy Ayzel Post author

        Торговать или как мне многие рекомендуют – в АНАЛИТИКУ. У нас в гидрологии есть еще инженерные изыскания, например, как панацея.

  1. Pingback: Science 2.0 | Georgy Ayzel procrastination history

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s