Страх и ненависть в новом коллективном договоре ИВП РАН

Всем привет!

Думаю, что не только в нашем Институте идет работа по созданию нового коллективного договора на ближайшие три года – Федеральное агентство научных организаций (ФАНО) входит в свои обязанности, оттесняя Российскую академию наук на позицию наблюдателя и советника по вопросам науки – это выливается в перестройку новых бюрократических нагромождений, направленных на закрепление статуса ФАНО.

На мой взгляд, коллективный договор является квинтэссенцией взаимоотношений сотрудников с работодателем – это перечень взаимных прав и обязанностей, устанавливающий как общие цели коллектива, так и ответственность по их достижению. Кажется, что в последней рабочей версии нашего коллективного договора, этого удалось достичь.

Немного о том, как велась работа по составлению нового коллективного договора. Где-то в районе 10 марта на этажах Института появилось такое объявление (простите за качество):

IMG_20160311_075221 (1)

Я сразу подумал, что ничем хорошим такая работа закончиться не сможет, т.к. предварять начало обсуждений должны были открытые выборы сотрудников, уполномоченных представлять весь коллектив Института, а не такое кондовое назначение предводителя профсоюза и его замов.

14-го апреля я написал запрос о предоставлении рабочих документов, а 22-го апреля вместе с ними получил также комментарий о том,что работы по согласованию уже почти закончены, осталось согласовать только критерии аттестации научных сотрудников. Относительно состава рабочей группы был получен комментарий, что “директор составил комиссию со своей стороны” (оооок). Почитав проект договора, я пришел к выводу, что в такой редакции он точно принят не будет. 29-го апреля проект коллективного трудового договора появился на доске объявлений Института водных проблем РАН, что формально дает мне право прокомментировать некоторые его пункты публично.

Disclaimer: все пункты последовательно вырваны из контекста. Полную версию документа можно скачать по ссылке.

I. “Общие положения” или “Кто здесь власть?”

Сначала несколько цитат: “Работники… в лице их полномочных представителей – Профессионального союза работников…“, также “Настоящий договор заключен между трудовым коллективом … в лице профсоюзного комитета…“, и еще “Трудовой коллектив поручает профсоюзному комитету (его представителю) вести переговоры с работодателем…“, и вишенка на торте “Администрация признает профсоюзный комитет полноправным представителем работников Института в коллективных переговорах в рамках настоящего договора“.

Я (как и многие в Институте) не состою в Профсоюзе и мне непонятно по какой причине Профсоюз является представителем моих законных интересов. Искренне рад, что “Администрация признает профсоюзный комитет полноправным представителем работников Института“, но не могу похвастаться тем же. Думаю, что немногие готовы доверить принятие решений в разделе трудовых отношений группе лиц (профсоюзу), из года в год показывающих свою абсолютную бесполезность.

Также очевидно, что работу над проектом нужно вести широкого, учитывая мнения всех сотрудников Института, а не только привилегированной (об этом ниже будет отдельно) его части.

II “Обязательства и ответственность” или “За все хорошее!”

Наверное, это должен был напоминать мощную программную статью. Но как-то не получилось выйти из рамок “нулевая ответственность за нулевые обязательства”. Что тут особенно порадовало? Во первых, что “Для администрации первостепенная задача — развитие тематики работ и стабилизация экономического положения Института“. Это сильно, конечно.

Во-вторых, понравился рефрен на словосочетании “все сотрудники”. Обеспечивать всем сотрудникам достойный уровень жизни, занятость, возможность повышения своей квалификации и научного роста, а также предоставлять всем сотрудникам право участия при рассмотрении вопросов, теперь не только обязанность самой организации, но и всех ее сотрудников. Хорошо, мы вместе идем к светлому будущему, вместе разделяем и невзгоды. Только такой подход делает каждого сотрудника ответственным за свою результативность не только перед высоким начальством, но и перед каждым членом коллектива. Готов ли будет сотрудник получить выговор от группы коллег за низкую результативность исследований?

В-третьих, в этом разделе снова закрепляется право профсоюза на определение судьбы всех сотрудников Института: “Действие настоящего коллективного договора распространяется на всех работников института, независимо от их должности, членства в профсоюзе, характера выполняемой работы“. Классно, что возможности обсуждать коллективный договор у всех сотрудников нет, а разделять его положения обязаны все. Демократия такая демократия.

III “Трудовой договор, аттестация, занятость” или “Бред, дискриминация и позолоченный парашют”

Начнем с безобидного “Администрация не вправе требовать от сотрудника выполнения работы, не обусловленной трудовым договором“. Те, кто когда-нибудь читал свой трудовой договор, знают, что в нем самом перечня обязанностей нет, а содержится он в должностной инструкции, одинаковой для всех сотрудников в одной должности – это приводит к абсолютному отсутствию конкретики в обязанностях сотрудника (читай “делай что должен и будь что будет”). Например, когда Администрация просит содействия в проведении анализа публикационной активности, можно легко отказаться, либо попросить оформить дополнительный трудовой договор, конкретно регламентирующий оплату труда в рамках выполняемой работы.

Продолжим. “Администрация стремится с учетом экономического положения Института обеспечивать полную и стабильную занятость сотрудников в соответствии с их квалификацией и трудовым договором (контрактом), не производить экономически необоснованных сокращений численности или штата работников Института”. Тут непонятно кто и как будет определять эту “экономическую обоснованность”. Кажется, что эта “обоснованность” будет определяться прожиточным минимумом – пока средняя зарплата всех сотрудников будет выше прожиточного минимума, никаких сокращений делать не придется. Страдать, так всем вместе.

Дальше лучше. “Расторжение трудового договора (контракта) по инициативе администра­ции с работником – членом профсоюза Института… производится с предварительного согласия профсоюзного комитета Института“. Я просто ненавижу такие дискриминационные формулировки, дополнительно защищающие членов профсоюза. Если бы каждый новый член профсоюза утверждался администрацией, то тогда еще хоть как-то эти заигрывания можно было бы объяснить.

И вдогонку просто идеальный пример дискриминации: “При сокращении штатов преимущественное право оставления на работе имеют лица предпенсионного возраста (2 года до пенсии), а также обучающиеся в заочной аспирантуре или соискатели ученых степеней, лица проработавшие в институте свыше 25 лет, лица, в семье которых один из супругов имеет статус безработного или пенсионера“. ЭТО ВООБЩЕ КАК ПОНИМАТЬ? Есть категории лиц (младше 18, пенсионеры, инвалиды, беременные и т.д.), на которые действительно распространяются подобного рода льготы, но вот все работники от 18 до 55(60) лет обладают абсолютно одинаковыми правами. Могли бы, например, написать про аттестационную комиссию, которая будет оценивать кого можно уволить на основе тех или иных критериев, но нет, профорги решили в открытую пропихивать преференции для своего электората.

И еще пункт, который иначе, как бредовым назвать нельзя: “Лицам, получившим уведомление о предстоящем высвобождении, предоставляется свободное от работы время (10 часов в неделю) для поиска нового места работы с сохранением зарплаты“. Это ок, Администрация сама себя подводит под нецелевое расходование бюджетных средств, выделяемых на выполнение гос.задания (подозреваю, что пункта “поиск работы” там нет), либо Администрация готова тратить внебюджетные деньги на такого рода мероприятия (ну-ну).

В полном тексте документа в электронном виде этого пункта нет, но он сохранился в бумажном варианте, размещенном на доске объявлений: “В случае прекращения трудового договора между Директором Института и собственником имущества (здания), Директору выплачивается компенсация в размере 4-х месячных заработков”. Данный пункт показывает то, что лично Директор нашего Института в работе над документом не участвовал – я уверен, что попадись ему этот пункт на глаза, он бы сразу его вычеркнул.

IV. “Рабочее время и время отдыха” или “Что угодно, только не продуктивность” 

Я предполагал, что тут будет мяготка, и не ошибся.

“В летнее время (дачный сезон) возможно сокращение продолжительности рабочего дня по пятницам на один час, с сохранением 40-часовой рабочей недели за счет соответствующего сокращения обеденного перерыва”. ДАЧНЫЙ СЕЗОН, КАРЛ!!! Ну теперь хоть понятно, когда будет максимум посещаемости. Всем на заметку 🙂

И гвоздь программы в этом разделе – дистанционная работа! “Стороны договорились о допустимости в Институте дистанционной работы для научных сотрудников, имеющих ученые степени.” Отдельно отмечены условия предоставления возможности работать удаленно (Интернет, компьютер, присутсвенные дни), а также выгоды от организации такой работы (сокращение издержек на найм площади, экономия времени на поездку до рабочего места и т.д.). Все ок, но вот присутственные дни особенно доставляют. Настолько широко эта практика распространилась в РАН, что вроде как и не комильфо каждый день на работу ходить, научный сотрудник же не чета всяким бюджетникам вроде врачей и учителей. Ну и пример сокращения издержек на найм площади тоже хороший. Думаю, что за счет перевода десятка работников на дистанционную работу можно будет освободить место для столовой, например.

V. “Оплата труда” или “Когда нет денег – нет любви”

Параграф получился безумно унылым – опять ставки, расписания, надбавки по усмотрению комиссии и т.д. Видно, что писали люди, которые не хотят получать больше денег за большее количество выполненной работы, а просто не хотят получать меньше за ничего.

Тут отмечу только следующий странный пункт: “При использовании работником личного транспорта и оборудования с согласия или ведома администрации для выполнения работ по бюджетным и хоздоговорным темам или грантам, работнику выплачивается компенсация за использование, износ (амортизацию) инструмента, личного транспорта, оборудования и других технических средств и материалов, принадлежащих работнику, а также возмещаются расходы, связанные с их исполь­зованием“. Жалко, что пожар моего личного ноутбука, на котором я проработал последние полтора года, случился немного раньше, чем я прочитал о возможности компенсации за его использование – даже если у меня и появится новый рабочий компьютер, ноутбук мне уже не вернуть 😦

Параграфы VI. “Охрана труда”, VII. “Медицинское обслуживание и обеспечение отдыха” я пропускаю – там абсолютно ничего интересного (пальцы и розетки не созданы друг для друга, путевки – больным и пионерам, вот это все).

В параграфе VIII. “Социальные гарантии и льготы” меня возмутил только пункт “Сотрудникам предпенсионного возраста (за 2 года до выхода на пенсию) га­рантируется место работы в Институте до достижения ими пенсионного возраста“. Так как это уже второе упоминание группы лиц “за 2 года до выхода на пенсию”, то мне кажется очевидным здесь злоупотребление желанием выгородить и защитить конкретных людей, т.е. рабочая группа шагнула немного дальше, чем простая возрастная дискриминация.

И мой любимейший параграф:

IX. “Гарантии деятельности профсоюзной организации” или “Кто не с нами, тот против нас”.

Поехали по пунктам:

  1. Сотрудники, избранные в состав профсоюзных органов и неосвобожденные от производственной работы, не могут быть переведены на другую работу, подвергнуты дисциплинарному взысканию без предварительного согласия профкома, членами которого они являются“. ЧТО? Выговор за прогул или невыполнение прямых обязанностей члену профсоюза можно сделать только после согласия профкома? ЧТО??
  2. Членам выборных профсоюзных органов, не освобожденных от основной работы, предоставляется свободное от работы время с сохранением среднего заработка для выполнения общественных обязанностей“. А как собираются это регламентировать? Отдельными трудовыми договорами? Или просто считать рабочее время нерабочим (как всегда)?
  3. Работа на выборной должности Председателя профкома и в составе Профкома признается значимой для деятельности Института и принимается во внимание при аттестации и поощрении сотрудников“.  Я в принципе не понимаю как такие фразы вообще рука поднимается писать у деятелей нашего профкома? Если объективно оценивать деятельность профсоюза, то коллективу давно пора было гнать всех бездельников взашей.
  4. Стороны договорились, что лица, включая членов профсоюза, участвующие в ведении переговоров и подготовке проекта коллективного договора, при необходимости освобождаются от основной работы с сохранением среднего заработка на срок не более 3-х месяцев“. Надеюсь, что сторона Администрации в ходе одной из многочисленных проверок сможет объяснить факт нецелевого расходования бюджетных средств, ассигнованных на выполнение государственного задания, на оплату “работы” составителей документа.
  5. Расторжение трудового договора по инициативе администрации с председателем профкома и его заместителем не допускается в течение 2-х лет после окончания выборных полномочий…“. Опять два года, выборные полномочия, вот это все.

Надеюсь, что по крайней мере до принятия этого “документа” удастся его обсудить в открытом режиме на общем собрании Института. Всем, конечно, на свои права плевать, но если не шевелить ногами, то и из кувшина не выпрыгнуть.

При всех отмеченных мной явных недостатках проекта коллективного договора, я увидел в нем и положительный момент. Кажется, с каждым годом людям становится понятнее, что если они хотят работать в своем режиме и по своим правилам (удаленно, на своем оборудовании, по ночам, заграницей и т.д.), то неотвратимо перед ними встает необходимость заключения эффективного контракта – организация дает тебе карт-бланш на решения о том как и где твоя продуктивность будет максимальна в обмен на измеримый продукт этой продуктивности (статьи, подготовленные студенты, привлеченные деньги, продажи и т.д.). Профсоюз всегда будет против этой идеи, но вечно сопротивляться естественному развитию событий нельзя.

Спасибо, что читаете!

Advertisements

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s